Закон о российских винах географического наименования.

Из разных новостей дня начнем не с хорошей. Немного статистики для введения в курс дела. В 2013 году в России было собрано 439 тыс. тонн винограда. 15% из этого количества — 65,85 тыс. тонн — было использовано в пищу — в свежем виде или в виде изюма, а 85% было использовано для производства вина. Из 1 кг. винограда в среднем получается 670 мл. вина — итого из оставшихся 373,15 тыс. тонн винограда можно было бы рассчитывать на 25 млн. декалитров вина. Но это ожидания, какова же реальность? По данным же, приведенным в "Экономике и Жизни", в 2013 году в России было произведено 34 млн. декалитров тихих (т. е. не–игристых ) вин, 17 млн. декалитров игристых вин и 0,75 млн. декалитров бренди. Т. е. более половины российского вина было розлито из импортных материалов, т. е. из балка — виноградного вина, импортируемого наливом, в непотребительской упаковке, как правило — в крупных тетрапаках, помещенных внутрь контейнеров. Поименно предприятия, приобретающие вино наливом и разливающие под собственной маркой, названы здесь.

Это было введение. Новость дня же содержит повод для оптимизма. В конце прошлого года был принят, а на сегодняшней конференции анонсирован закон о российском вине, вводящий классификацию российских вин согласно географическому наименованию и вводящий 3 ступени качества:

1 ступень — вина с защищенным наименованием по месту происхождения

2 ступень — вино с защищенным географическим наименованием

3 ступень — столовые вина

Главное следствие — в бутылке с надписью "Российское вино" будет находится вино, сделанное из российского винограда. В первом случае мы будем иметь вино с определенного участка, — например, "Таманский полуостров", во втором — с вином из определенного вполне крупного региона — Долины Дона или Нижней Волги, а в последнем — просто с вином из российского винограда без привязки к конкретной местности. Реклама именно вина из российского винограда разрешена на российском телевидении. Отдельный плюс нового закона — изменение системы ЕГАИС. Производители смогут получать акцизные марки на основании сведений о собранном винограде, и для них не будет необходимо покупать дорогостоящий счетчик ЕГАИС, измеряющий количество произведенного вина, который был не по карману множеству фермерских хозяйств.

На общем, совершенно негативном, фоне дня, закон о российском вине — хороший пример инициативы снизу; не отрыжки воспаленного сознания депутатов, а результат работы конкретных людей — президента Союза Виноградарей и Виноделов России Леонида Поповича, зам преда по экономической политике Виктора Звагельского и председателя "Деловой России" Бориса Титова. В общем и целом — принятие закона автоматически не означает появления хороших вин, но создает правое поле для их появления.

В бочке не такого уж сладкого меда нашлось место и для дегтя — в день пресс–конференции стало известно о банкротстве агрофирмы Мысхако и увольнении ее винодела Романа Неборского. Несмотря на то, что адское повышение цен на импортные вина делает российские вина более конкурентными, виноделие, как и остальные отрасли бизнеса, находится не в самой простой ситуации. Но, как показывает практика, действия в нужном направлении приносят свой результат.





  •